Сайт последователей Haute Ecole Невзорова
 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
  Войти      Регистрация

АГ по ОРТ - сегодня!

[ Закрыто ] АГ по ОРТ - сегодня!
 
Я не принадлежу к этим людям, я ужасный потребитель новостей и средств массовой информации, я здесь работаю. Но вот процент таких людей растет. Это нормально?
Невзоров Александр Глебович: Это великолепно. Это прекрасно. Во-первых, я уже цитировал вам Цветаеву, во-вторых, я вам могу сказать, что, чем меньше народу будет смотреть новости и читать газеты, тем нравственно здоровее будет нация. И эта подсадка на новости совершенно бессмысленная, когда люди начинают переживать, сходить с ума от того, что там, на каком-то Бали какое-то цунами. Какие-то пальмы повырывало, какие-то кабинки порасшвыряло, какие-то деревушки затопило. Да и хрен с ним, в конце концов. Мне-то какое дело.
Федотов Михаил Александрович: Да ведь это же люди погибли.
Невзоров Александр Глебович: Люди гибнут по всему миру, и если мы подсаживаем так называемого телезрителя на переживание по любому поводу, давайте тогда вообще установим прямую трансляцию во всех раковых корпусах, во всех больницах. Везде гибнут люди. Тоже мне информационный товар.
Федотов Михаил Александрович: Есть и другая позиция. Давайте не будем обращать внимания на то, как живут другие люди. Будем заниматься только своей собственной жизнью, жизнью своей собственной семьи и все. Не будем заниматься жизнью своей страны, своего региона, своего субрегиона. И что тогда будет? Где будут у нас граждане? Кто у нас останется в стране? Потребители?
Невзоров Александр Глебович: Абсолютно не согласен, потому что все общества создававшие себя, создававшие державы, выигрывавшие войны, занимавшиеся стариками, все эти общества никогда не сидели на телевизионных новостях, на всучивании им совершенно не нужного информационного товара. Поверьте мне, то же самый Карамзин понятия не имел о том, что происходит на Бали, и это не мешало ему быть великим писателем и создать определенный эмоциональный психологический стержень для целой эпохи своей истории государства Российского.
Федотов Михаил Александрович: Но во времена Карамзина были другие средства массовой информации.
Невзоров Александр Глебович: Они не сравнимы в заразности с сегодняшними, и чем меньше будут читать газет, смотреть телевидение и особенно новости, тем лучше. Я же на каждом шагу вижу жертв этих средств массовой информации. Когда у человека в черепе откровенная помойка.
Федотов Михаил Александрович: Совершенно верно, это средства массовой информации, которые транслируют голос властей.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Больше ничего. Вы абсолютно правы.
Невзоров Александр Глебович: Дело не только в этом. Дело в том, что все равно потребитель новостей обречен на употребление некоего дважды пережеванного, сперва непосредственно самой властью и руководством, затем пережеванного в разной степени квалифицированными журналистами и затем, на выходе, потребитель подставляет рот под то, что уже прошло и властный желудок, и журналистский.
Федотов Михаил Александрович: А вы вспомните, пожалуйста, как в октябре 1993 года СиЭнЭн в прямом эфире показывало штурм Белого дома. Это кто-нибудь пережевывал?
Невзоров Александр Глебович: Тогда никто ничего не пережевывал, но, извините, сейчас пока нет добровольцев, которые готовы были бы повторить это шоу.
Федотов Михаил Александрович: И слава Богу! Не надо подобное шоу повторять.
Ника: Поменьше бы нам таких информационных поводов, честно говоря.
Невзоров Александр Глебович: Ребята, вы же только что хотели честного хорошего прямого телевидения, которое не прошло через информационные желудки. А поводов к нему вы не хотите. Интересная вы публика.
Федотов Михаил Александрович: Я вам приведу простой пример. В США есть телеканал, который называется Сиспен, на самом деле, это даже не один телеканал, а четыре телеканала, которые смотрит вся интеллектуальная Америка. Этот телеканал показывает очень простые вещи, абсолютно без журналистов. Там журналистов практически нет. Они показывают прямые трансляции из Палаты представителей и Сената, они показывают прямые трансляции заседаний парламентских комиссий, в том числе комиссии 9-11, которая рассматривала ситуацию с взрывом башен близнецов 11 сентября в Нью-Йорке. Все это было в прямом эфире. Все это потом повторялось по ночам. Плюс они показывают в прямом эфире конференции, круглые столы, семинары, парламентские и не парламентские слушания, которые посвящены общественным вопросам.
Ника: Это популярный канал?
Федотов Михаил Александрович: Это очень популярный канал. Это кабельный канал, он очень популярен и есть практически во всех пакетах кабельного телевидения.
Невзоров Александр Глебович: Боже мой, что я слышу! Я слышу от секретаря Союза журналистов проповедь, которая заключается в двух словах – «Журналистика без журналистов».
Ника: Да. Идеальное средство массовой информации.
Федотов Михаил Александрович: Почему нет? Почему бы нашим зрителям не знать, что говорят их депутаты, что говорят их министры, без чьей-либо интерпретации? Плюс к этому, безусловно, должна быть еще и интерпретация.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Действительно, должен быть комментарий. Причем комментарий должен быть независимый и многосторонний. То есть, если вы хотите прокомментировать событие, которое произошло, то вы должны предоставить слово разным сторонам, если есть конфликт.
Ника: По телефону у нас подключился эксперт, человек вам, несомненно, известный. Давайте дадим ему слово. Я хочу вам представить члена Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации, президента Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуарда Михайловича Саголаева. Я один пример приведу: в Дании я была свидетелем, как в девять часов вечера, в прайм-тайм идет по главному государственному каналу красивейший фильм о планете Земля. Горы, вулканы, красивые птицы и т.д. Возможно ли у нас интеллектуальное телевидение в то время, когда желтое развлекательное телевидение все больше приобретает популярность?
Саголаев Эдуард Михайлович: Конечно, возможно. Более того, мы к этому движемся просто семимильными шагами. Я вам объясню, дело не в каких-то тенденциях к желтой журналистике или к рейтингам, а дело в том, что телевидение сейчас плодится просто совершенно невероятными темпами, становится все больше и больше каналов, мы переходим на цифровые технологии, скоро в Урюпинске можно будет смотреть 50 каналов. Это не преувеличение, это государственная программа до 2012 года. Сейчас телевидение становится нишевым и значение, какой канал, огромный или маленький, оно размывается стремительно. Поэтому люди, которые хотят смотреть про планету Земля в девять часов вечера, они будут иметь такую возможность. Люди, которые хотят смотреть порнографию, они вообще не должны ее смотреть, я считаю, ни в какое время, а люди, которые хотят смотреть желтое телевидение, про жизнь звезд – это вопрос того, что телевидение и журналистика в целом, не должны унижать человеческое достоинство, вот и все. А другие ограничения – естественно, есть Закон, разжигание национальной розни и т.д. Можно говорить на самые острые темы. Конечно, журналистика предполагает наличие журналистов. Я слышал этот спор. Но есть такие формы телевидения, которые предполагают, например, лайф, трансляцию с места событий, чего у нас, кстати, очень мало в России, особенно в последние годы. Это моя боль. Надо бы побольше прямых трансляций с места событий. И даже – «ноу коммент». Это тоже форма журналистики. Нельзя сказать, что это без журналистов.
Ника: Конечно.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Это тот кусочек, который журналисты выбрали, выставили и вам показали.
Саголаев Эдуард Михайлович: Да, конечно, во сколько, как показали. Все равно журналист присутствует.
Невзоров Александр Глебович: Можно вставлю? Я помню еще в какие-то смутные секундовские времена дедушка Анатолий Матвеевич Захаров бессменный тогда осветитель программы «600 секунд» – это к вопросу об объективности и о том, что объективность, это просто художественный прием – всегда смотрел на меня, и если я моргал левым глазом, то свет направлялся снизу во время интервью, если моргал правым глазом, то свет поднимался чуть выше. В зависимости от этого мы имели либо такое омерзительно подсвеченное снизу чудовище, либо достаточно благообразное лицо. Даже эти, вроде бы стерильные от журнализма ситуации, они находятся в дикой зависимости от мастеров этой профессии.
Саголаев Эдуард Михайлович: Саша, я с тобой совершенно согласен. Я вспоминаю еще другой случай, когда были эти события в Беслане, и там люди держали плакаты, что нас заложников не триста, а нас больше тысячи. И этот плакат ни один наш канал не показал, а показало СиЭнЭн. Это огромная драма. Об этом тоже можно и нужно говорить.
Невзоров Александр Глебович: Вот там где есть драка, где есть реальная драка с терроризмом, тут лучше перебдить. Тут я абсолютно согласен с людьми в фуражках, которые в таких ситуациях определяют, что надо показывать, а что не надо. Это единственный случай, где я, наверное, не соглашусь. Просто много раз сам напортачивал.
Саголаев Эдуард Михайлович: Может быть это предмет спора, но потом-то ведь выяснилось, что их было полторы тысячи, а люди, которые увидели это по телевидению там же в Беслане, они решили, что остальные 1200 уже приговорены. Их уже нет. Это всегда на совести журналистов, и эта совесть, она всегда присутствует. Совесть и ответственность, это две вещи, без которых журналистика не должна, не имеет право существовать. Чем больше совести и ответственности, тем больше может быть жесткости. Мне так кажется.
Ника: К нам ненадолго подключается еще один собеседник из Нижнего Новгорода. Приветствуем главного редактора и директора нижегородского информационного агентства «Биржа плюс» – Владимира Викторовича Лапырина. Владимир Викторович, вы были свидетелем всего нашего разговора. Может быть, давайте я вас попрошу первым ответить, а потом по очереди все дальше ответят. Как вы считаете, все такие плохие у нас средства массовой информации, специфические и многие их не смотрят? Но почему сегодня профессия журналиста такая модная? Когда спрашиваешь 17-летнего молодого человека, кем он хочет быть, он скажет, что журналистом.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Ему кажется, что это какая-то красивая, безумная, богатая жизнь. Почему?
Лапырин Владимир Викторович: Я думаю, что журналистика – это нужная профессия. Не столько модная, сколько нужная. Она была нужна и в старые времена, и в новые времена. Сейчас послушаешь дискуссию между петербуржцем и москвичом и кажется, что государство у нас сильное, власть сильная, а журналисты все негодяи, подкупленные и на 80% коррумпированные. Я не согласен с этим. Могу сказать, что поработать пришлось и в советские времена, и после. И думаю, что даже такие газеты, как «Коммерсантъ» или те же «Ведомости», например, то есть газеты мнений, они дают простор для нормальной журналистики. Для журналистики, которая может реализовать себя. Людям нужна информация, ее добывают те, кто ею занимается, и того же Невзорова смотрели в свое время и сейчас посмотрели бы, наверное. Есть другого рода журналистика, та же деловая. Людям нужна масса мнений, и они хотят сличить свое с другим. Что касается моды и продажности, я думаю, что ровно столько же, сколько и в других профессиях, все это имеется в журналистике. Здесь просто маятник коснулся в одну сторону, он коснется и в другую, и где-то найдется то самое равновесие между информацией и заказухой, которой, мне кажется, будет меньше и меньше. Мода на нее тоже пройдет. Дело-то еще в собственности. Потому что, когда сравнивали журналистику советских времен, не говорили о том, что собственников тогда было ноль, а сейчас в обществе появляются собственники и, чем больше их будет, тем больше будет спрос с той же самой газетной информации за ее правдивость и точность. Мне кажется, газеты типа «Ведомостей» или «Коммерсанта» уже почувствовали на себе ответственность за то слово, которое они несут в массы.
Федотов Михаил Александрович: Я, безусловно, согласен. Чем больше будет собственников в СМИ, тем будет лучше. Чем больше будет независимых СМИ, тем будет лучше, потому что независимые СМИ – это гарантия национальной безопасности, если говорить высокими словами. Если нет независимых СМИ, то никто не скажет королю, что он голый. Здесь принципиально важно, что бы это были, действительно, средства массовой информации, а не средства массового поражения и не средства массовой пропаганды. Тем более, что у нас Конституция запрещает единую государственную идеологию, она объясняет, что должна быть идеология разнообразная, следовательно, у нас должны быть разные средства массовой информации, они должны быть независимыми и я мечтаю о том дне, когда у нас наконец-то появится канал общественного телевидения.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Потому что он есть во всех демократических странах, его нет только у нас.
Ника: Мне кажется, все равно на этом канале найдется кто-то, кто захочет поруководить идеологией. Но, я скептик. У меня есть любимая шутка про журналистов, время идет, а она не стареет: «Журналист – это человек, который знает обо всем, но не совсем точно». К вопросу о моде. Почему люди, которые сегодня идут в журналистику – они несильно озабочены собственным талантом, а писать все-таки надо уметь, еще менее озабочены ответственностью и какими-то общими вещами, хорошим русским языком хотя бы. Почему меня вопрос моды интересует, потому что это уже который сезон происходит на факультетах журналистики.
Невзоров Александр Глебович: Во-первых, я не собираюсь поступать на факультет журналистики. Я хорошо понимаю природу вещей. Я думаю, что здесь еще работает старый стереотип, который сложился в начале нашего нынешнего 21 века, когда, действительно, эта профессия казалась чем-то серьезным. Когда эта профессия казалась неким движителем общества, когда журналисты могли вершить и общественные процессы, могли направлять массы, я сам какие безобразия вытворял, даже здесь я собирал какие-то бушующие толпы. Это же все было следствием того самого хорошего, честного и искреннего телевидения. Я был искренен, последствия были ужасны.
Ника: Это нормально, когда последствия искренности ужасны?
Невзоров Александр Глебович: Конечно, это всегда так. Потому что телевидение должно быть куда менее эмоциональным, нежели того требует искренность, гораздо менее интеллектуальным. Это естественно, это общественный продукт, это ширпотреб. Тому, кто хочет знать политику, бесполезно смотреть новости. Если ты хочешь знать политику, иди, знакомься с первоисточниками. О том, что такое российская политика ты никогда не узнаешь из новостей. Иди работать в Кремль, в управление администрации президента. Это единственный способ иметь точную информацию по этому поводу. Все остальное – это уже бабкины терки, не важно, на каком бы уровне они не происходили. То же касается всего остального. Я с ужасом слушаю этих умнейших, действительно, абсолютно мне симпатичных людей, но они же рассуждают, как торговцы наркотиками о качестве героина. Ведь есть огромное количество людей, подсаженных на этот информационный наркотик, на абсолютно не нужную им информацию, и мы сейчас обсуждаем, как качество этого наркотика улучшить или ухудшить, убрать примеси, выпускать его брикетами или в порошочках, когда нужно думать о том, чтобы, на самом деле, делать интеллектуальную, духовную, подлинную жизнь людей абсолютно независимой от какого-то дурацкого телевидения.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Ника: Ну, знаете. Это все равно, что мы с вами завтра начнем шить кофточки, и будем делать все, чтобы наши кофточки не были популярны. Конечно, если мы создаем телевидение или газеты, мы хотим, что бы их покупали.
Невзоров Александр Глебович: Правильно. Что тогда вы меня такого позвали, который вам ничего хорошего по этому поводу не скажет?
Улица Петербург: Я студент факультета журналистики. У меня вопрос об объективности. Тема мне кажется актуальной, потому что зритель всегда хочет доверять журналисту. Может ли вообще журналист быть объективным, потому что он всегда остается человеком и его личная позиция – каким бы хорошим он не был – это всегда не есть истина в последней инстанции. Есть ли понятие этики журналиста? Кто является этическим судьей для журналиста?
Невзоров Александр Глебович: Рассказываю. Объективность – это художественный прием и не более. Существует одна единственная инстанция, которая может информацию доносить объективно, но она и называется словом «объектив». Это штука, которая находится на фотоаппарате, видеокамере или кинокамере. Это – объектив, единственное, что может быть объективно. Что касается этики, то никакой этики не существует, поскольку это рынок информации и, наверное, в любом случае, 99% той информации, которую получает ее потребитель, она либо не этично подана, либо сам факт ее подачи является с религиозной, философской, общечеловеческой точки зрения, все равно не этичным. Вы просто об этом редко задумывались.
Ника: Насколько журналист должен уметь думать обо всех? Кого он может оскорбить?
Невзоров Александр Глебович: Журналист вообще не должен думать, это основа успеха в этой профессии.
Ника: Вам бы лекции читать. Михаил Александрович, по поводу этики вы согласны?
Федотов Михаил Александрович: Ну теперь мне все понятно. Мы просто с Александром Глебовичем говорим о разных вещах, о разных профессиях. Я уже успокоился, я не волнуюсь по поводу того, что он не так как я понимает суть журналистской профессии. Просто он говорит о другой профессии. Он говорит о торговцах информацией, а я о журналистах. Принципиальная разница в том, что журналист – посредник между аудиторией и реальными событиями, происходящими в мире. Современный человек видит глазами телекамер и слышит через микрофоны радиостанций. К сожалению, иногда он начинает думать газетными заголовками, это уже плохо.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Думать надо собственной головой. Но информацию современный человек черпает из СМИ. В этом плане принципиально важно, чтобы человек был объективен, но не объективен в философском смысле, а он должен быть правдив. Не врать, а говорить правду, как она есть. Тогда аудитория будет ему верить. Когда он будет говорить правду, он выполнит свою профессиональную миссию, потому что он, как продавец информации, мне не нужен, а нужен как человек, который сообщает информацию. Чтоб он не продавал мне свое вранье. Мне оно не нужно. Мне нужно точно знать, что происходит на улице, в соседнем городе, в соседней стране, что думает президент, губернатор и т.д., потому что от этого зависит моя жизнь. Какие планируется принять законы в нашей Госдуме. От этого реальная жизнь человека зависит, а от его вранья ничего не зависит. Объективность в профессии журналиста – это обязанность говорить правду, всю правду и плюсы, и минусы. Что касается этики. Высший судья ее – это совесть журналиста, так же как совесть любого человека высший судья его нравственности. В сообществе журналистов есть специальные органы, которые берут на себя функции поводыря в лабиринте профессиональной этики. Потому что этические коллизии бывают очень серьезные, тяжелые, сложные. Принципиально важно иметь людей, которые могут сказать что-то важное, что-то посоветовать. Такая есть Коллегия по жалобам на прессу. Туда входит 50 человек, которые представляют не только медиасообщество, но и аудиторию СМИ. Там есть и представители политических партий, религиозных концессий, обществ потребителей, правозащитных организаций, экологических, молодежных. Эти люди, рассматривая жалобы на конкретные публикации, передачи, выносят решение консенсусом. То есть наши представления о том, что хорошо и что плохо, оказывается, совпадают в большинстве случаев.
Ника: Владимир Викторович, Алексей Венедиктов как-то назвал прессу обслуживающим персоналом, может он отчасти прав?
Лапырин Владимир Викторович: Я бы не согласился. Есть профессия официанта, есть профессия репортера, у обоих есть блокнот и ручка. Я бы согласился с тем, что совесть является главным критерием, но, вместе с тем, есть профессиональные стандарты, но есть и закон, по которому за лжесвидетельство тоже приходится отвечать. Поэтому критерии могут быть и этическими, и профессиональными.
Интернет-мнение: Журналистам надо ставить памятники. Они герои.
Интернет-мнение 2: Журналистики нет. Есть шоу-бизнес.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Интернет- вопрос: Можно ли ввести новый Закон, более качественно контролирующий информационный поток в СМИ, в том числе ограничивающий действия журналиста?
Невзоров Александр Глебович: Я за!
Ника: За цензуру?
Невзоров Александр Глебович: Конечно. В России даже Пушкин не писал никогда того, что он хочет. Всегда была цензура, это всегда было абсолютно правильно, потому что общественные настроения – поскольку они зависят в известной степени от СМИ – нельзя отдавать на откуп так называемой журналистике, я просто по себе помню, сколько я мог наворотить ужаса, будучи очень талантливым человеком.
Ника: Я не понимаю, вы что теперь говорите: «Эх, цензуры бы мне в те времена!»?
Невзоров Александр Глебович: Ну, по крайней мере, порядку было бы больше. Либо вы хотите демонстрации чьей-то талантливости, войн, проблем, потасовок, либо вы хотите стабильной нормальной жизни, тогда довольствуйтесь прессой, как обслуживающим персоналом.
Ника: Саша, но вы работали в те времена, вы себе сделали имя на всю жизнь, вы были страшно популярным и кем бы вы были, что бы это была за программа, если бы это были другие времена, другая цензура… Вы как-то кривите душой. Вы получили все лавры, которые имеете и теперь говорите…
Невзоров Александр Глебович: Да. Я уже все получил. Меня уже будущее будущих Невзоровых совершенно не волнует. Я с этой профессии взял все, что мог. Но я пришел в нужное время и в нужное место.
Ника: Очень заманчива ваша судьба для тех, кто идет сегодня за вами, 18-летних. Они думают, что тоже сейчас на баррикады.
Невзоров Александр Глебович: Ничего не удастся повторить. Бессмысленно. И надо честно лучше идти торговать жевательной резинкой или, на худой конец, куда-нибудь в волостные управления.
Ника: Михаил Александрович, нам сегодня сложно подводить итоги. В результате, мнение по Интернету пришло, что может стоит и цензуру вводить… Какой итог вы подведете сегодняшней нашей беседе?
Федотов Михаил Александрович: Что касается цензуры, то все разговоры об ее введении противоречат действующей Конституции, которая однозначно запрещает цензуру массовой информации, поэтому все эти разговоры просто антиконституционны и больше ничего. Что касается пожеланий наших сограждан, то я их прекрасно понимаю. Когда они говорят о необходимости цензуры, они имеют в виду совершенно другое.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Они имеют в виду саморегулирование. Они имеют в виду ответственность журналистов, редакторов, режиссеров, издателей, руководителей телекомпаний.
Невзоров Александр Глебович: Я очень давно вас знаю. Когда вы успели стать таким удушающее правильным?
Федотов Михаил Александрович: Александр Глебович, я всегда был таким. Я всегда был идеалистом.


Материалы были взяты с сайта Пятого канала: http://www.5-tv.ru/
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
Читают тему (гостей: 1)

Nevzorov

Haute Ecole
Рейтинг@Mail.ru
Если у вас есть вопросы, предложения или замечания по работе сайта, пишите администратору admin@horseplanet.ru
Copyright © 2004 - 2017 PokoevSV
При использовании информации с нашего сайта ссылка на него обязательна.