Сайт последователей Haute Ecole Невзорова
 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
  Войти      Регистрация

АГ по ОРТ - сегодня!

[ Закрыто ] АГ по ОРТ - сегодня!
 
хорошо вам всем, АГ посмотреть потелеку(хотя бы)можете, а у нас карелии только три канала:первый,россия и культура.мы спасаемся только тарелками и то  не все
Это невозможно!" - сказала Причина.
Это безрассудство!" - заметил Опыт.
Это бесполезно!" - отрезала Гордость.
Попробуй..." - шепнула Мечта...

Не иди по следам других,
Иначе сам не оставишь следов.
[url=http://line.mole.ru/][img:88d77441cd]htt
 
Маресс, на сайте уже много видео, которое показывали по телевизору:)
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Цитата
хорошо вам всем, АГ посмотреть потелеку(хотя бы)можете, а у нас карелии только три канала:первый,россия и культура.мы спасаемся только тарелками и то  не все

так по первому в основном и показывают.
 
Маресс
А вы закажите в инете, я так всегда делаю. АГ  по телевидению не так часто показывают по лошадиным темам, как хотелось бы.
 
admin
А когда все-таки выложите видео??
 
evgenia_s
оно уже выложено http://horseplanet.ru/Pages-view-200.html
 
Да, не обладай АГ таким потрясающим умом, обаянием, умением говорить и способностью точно излагать мысли, не было бы у нас ни 600 секунд, ни лошадиной революции.
Вообще, то что он сделал и делает для лошадей и просвещения людей - это просто удивительно, неоценимая заслуга!
 
admin
спасибо,  *101 посмотрю обязательно
Мистерия
спасибо за совет *30
Это невозможно!" - сказала Причина.
Это безрассудство!" - заметил Опыт.
Это бесполезно!" - отрезала Гордость.
Попробуй..." - шепнула Мечта...

Не иди по следам других,
Иначе сам не оставишь следов.
[url=http://line.mole.ru/][img:88d77441cd]htt
 
А если кто, то заметил, то в начале данной передачи и немного в конце Александр Глебович заснят в студии "Открытой студии".

Это были съемки данной передачи от 17.09.2007 и тема передачи была: "Свобода слова".
Вот несколько фотографий с той передачи:




А так же ниже предлагаю стенограмму данной передачи:
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
"Свобода слова"
14:45 | 17.09.2007
Есть ли в нашей стране свобода слова? Доверяете ли вы журналистам, а может лучше вообще никогда не открывать газеты и не включать телевизор? На этот вопрос вы сможете ответить, посмотрев нашу программу. Тема – «Отвечает ли журналист перед обществом и возможна ли цензура при свободе слова?».
Ника: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга. Давайте сегодня поговорим на тему, которая очень популярна в быту. Очень модно ругать журналистов, часто обсуждать проблему цензуры, свободы слова, журналисты вечно что-то не так пишут или не то говорят, и они такие все продажные, давайте я буду называть все это, чтобы не выглядело так, что мы чего-то здесь боимся. Тема интересная – мы не всегда сами довольны своими коллегами и часто говорим о том, что какие-то должны быть рамки, другое дело какие они должны быть.
Представлю наших собеседников, в Петербурге это – депутат Государственной Думы, член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Глебович Невзоров. В Москве сегодня – секретарь Союза журналистов России, сопредседатель общественной коллегии по жалобам на прессу, доктор юридических наук Михаил Александрович Федотов.
Ника: По данным опроса в Петербурге, оказалось, что очень многие не доверяют средствам массовой информации. И как же так? И зачем мы все существуем?
Невзоров Александр Глебович: Мы же здесь не философские вопросы взялись решать, зачем мы существуем. Мы существуем потому что, к сожалению, таков порядок эволюции, когда примат превращается рано или поздно в телезрителя или в читателя газеты. Если телевидение еще оставляет хоть какую-то мельчайшую возможность правды, просто потому что есть выражение глаз, трясение или не трясение рук, то газеты – это отдельная история. Помнишь, у Цветаевой: «Брось, девушка, родишь читателя газет».
Ника: Михаил Александрович, ваше мнение? Сегодня в журналистике люди разбираются лучше, чем в футболе. Знаете, болельщики – это ведь всегда лучшие игроки. Знаете, как «куда бьешь, мазила!», так же все знают, о чем писать, как писать. Правда?
Федотов Михаил Александрович: Это, безусловно. Самое главное, что, действительно, журналисты пишут для своей аудитории. Если они не ориентируются на свою аудиторию – значит это плохие журналисты. Если они ориентируются исключительно на мнение своего главного редактора, значит, они плохо работают, если ориентируются на мнение мэра, губернатора – то же самое. Они не выполняют свою социальную функцию. Я хотел бы обратить внимание, что у нас есть Закон о СМИ и в нем четко написано, что журналист является лицом, выполняющим общественный долг.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Он находится на общественной службе, не на государственной, то есть на службе своей аудитории. Когда мы говорим об ответственности журналистов, мы говорим, в первую очередь, об ответственности журналиста перед его аудиторией. Это его главная ответственность. К сожалению, у нас не много таких журналистов, которые чувствуют эту ответственность и которые работают в соответствии со своими обязанностями перед обществом. Должно становиться больше.
Невзоров Александр Глебович: Это все звучит, конечно, прелестно, но, если журналист независим от своего главного редактора, от своего мэра, от своего губернатора, то такой журналист должен писать исключительно на бересте и лучше всего в какой-нибудь темной глухой землянке. Таких журналистов, в принципе, сейчас существовать не может, и, я надеюсь, никогда уже не появится.
Ника: Где граница между служением обществу и творением от себя? От себя и отсебятина, разница в чем?
Невзоров Александр Глебович: Да я не вижу здесь никакой разницы. Кроме игры слов здесь нет ничего. В любом случае, журналист – это некая первая информационная инстанция, которая сваливает на бедные уши и в бедные телеэкраны очень грубо и очень примитивно обработанную информацию. Это же не искусство. Ну, он вынужден сказать, он секретарь Союза журналистов, он должен сказать, что это общественное служение. Ну какое это общественное служение?
Ника: По поводу «от себя». Давайте разберемся. Не каждого человека можно пустить в свободное плавание, тем более не каждого журналиста. Где грань в голове должна быть? Хоть Александр Глебович и говорит, что это игра слов, но все-таки там разные значения имеются.
Федотов Михаил Александрович: Я хотел бы возразить Александру Глебовичу, что в начале 90-х годов, когда он возглавлял передачу «600 секунд», по-моему, он не очень ориентировался на мнение о его передаче губернатора Санкт-Петербурга – господина Собчака, президента России – господина Ельцина и т.д. По-моему, он ориентировался на свое собственное представление о том, что хорошо и что плохо. Так почему вы не допускаете, что могут быть и другие журналисты. Я знаю не мало таких уникальных случаев в других регионах.
Невзоров Александр Глебович: Можно телефоны этих мальчиков? Помните Карлсона, когда домработница говорит: «Я знаю в Стокгольме 10 тысяч мальчиков, которые мечтали бы съесть такой блинчик», так вот «Телефон этих десяти тысяч мальчиков», – говорит Карлсон.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Можно услышать имена уникальных случаев?
Федотов Михаил Александрович: Да, есть замечательные телекомпании, которые работают в целом ряде регионов России. По сей день работают, работают независимо. Есть конкретные телекомпании.
Ника: По поводу того, какого джина Александр Невзоров выпустил из бутылки 20 лет назад, мы еще поговорим. Давайте послушаем звонок.
Звонок 1: Я хотел бы задать вопрос Александру Глебовичу, хотя предыдущий разговор как раз навел меня на мысль, что вопрос мой чуть-чуть опоздал. Разница между желтой прессой и чистой журналистикой есть? И вопрос номер два, новый проект Александра Глебовича, поскольку при всей неоднозначности, он замечательный работящий и деятельный человек, и моя благодарность лично ему за то, что он делает вообще.
Невзоров Александр Глебович: Спасибо. Насчет различия между желтой и не желтой прессой – это коммерческие квалификационные категории, а не профессиональные. Просто желтая пресса, она и на телевидении, и в печатном деле обречена на большую и более легкую продаваемость, поэтому очень часто в желтой прессе работают и большие профессионалы, просто понимая, что это во много раз доходнее, а, так называемая, журналистика, которая создает иллюзию честности, припудривается и макияжится под что-то сознательное. Аналитическая, она продается значительно хуже, и торговать ею могут только либо очень большие каналы, либо государственные каналы, которые заинтересованы в идеологическом эффекте продажи такой информации. Что касается новых проектов, я сейчас для Первого канала заканчиваю фильм, это, как всегда, фильм о лошадях, поскольку у меня профессия давно другая. Меня сюда пригласили, как такого старого дряхлого спецназовца рассказать, как надо штурмовать и как мы это делали в детстве. На самом деле, я уже давно не занимаюсь этой профессией, я давно занимаюсь лошадьми, руковожу школой, издаю конный журнал и делаю фильмы только о лошадях.
Звонок 2: У меня вопрос к Александру Глебовичу, потому что он человек прямой и честный. Я человек его поколения и убедилась в этом на своем опыте. Как вы считаете (я преподаватель ВУЗа и студенты со мной абсолютно согласны и часто это спрашивают), власть сегодня прессу слышит? Есть диалог? На наш взгляд – его нет. Или этот сигнал доходит через десятилетия. То, что в 90-е годы, в эпоху Ельцина, не было этой связи, это понятно, но то, что вы занимаетесь сейчас тем, чем вы занимаетесь – я говорю о деятельности с лошадьми – это тоже ведь симптом общества.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Может быть, когда-то это кто-то проанализирует. Человек, который символ, на мой взгляд, той эпохи, сегодня посчитал возможной для себя другую профессию, как вы говорите. Это, кстати, очень жалко. Сегодня слышит власть или нет?
Невзоров Александр Глебович: Не слышит и правильно делает. Потому что нечего слушать. Дело в том, что слушать собственные же директивы, искаженные людьми менее подготовленными, чем те, кто их отдает… Либо вы хотите хорошее телевидение, либо вы хотите сильную власть. Если вы хотите сильную власть, у вас, ребята, никогда не будет хорошего телевидения. Что такое классное сильное зрелищное документальное телевидение? Это матросы крушат витрины, насилуют тетку на улице, костры горят… Картинка! Телевидение! Класс! Это значит, что нет государства. Когда есть государство, когда есть прочность этого государства, когда есть взвешенность идеологии, когда есть стабильность, есть, к сожалению, абсолютно дерьмовое телевидение. Это не относится к данной студии, данная студия прелестна, хотя бы потому, насколько прелестны здесь женщины, но, на самом деле, это некий закон жанра и это тоже надо понимать и власти сейчас нечего слушать, потому что телевидение – это всего-навсего его же собственный ретранслятор и по-другому сейчас не может быть. Не потому что какой-то губернатор этого хочет. Ты мне сейчас скажешь, что тебе никто никогда не звонит, никто не дает никаких указаний, а мы все сделаем вид, что поверим.
Ника: Нет. Я не об этом. Я хочу услышать и ваше мнение, и мнение нашего московского собеседника. Я сразу скажу, что я не так давно по этому поводу поспорила с господином Познером, и он не захотел меня услышать. Как та самая власть, о которой вы говорите. Пример. Вспомним советские времена, газеты были обкомовские, уж куда посильнее власть и хозяин. Когда выходил фельетон про какого-то директора завода, который берет взятки, директор завода пил валокордин, потому что его снимали с работы. Сейчас можно полосами писать правду. Никому нет дела до этой правды. Никому!
Невзоров Александр Глебович: Объясню ситуацию. Давай сейчас возьмем листик бумаги, свечку, закоптим тот листик на свечке, ножницами вырежем кружочек, и я тебе его вложу в руку. Если бы ты получила это от меня на пиратском корабле в 19 веке, у тебя был бы инфаркт. Сейчас ты это воспримешь, просто как остроумную выходку. Любая публикация в прессе того времени была черной меткой, за которой следовала гильотина или просто свинцовая пуля в макушку.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
Сейчас, что бы не говорила пресса – это не играет никакой роли.
Ника: А для чего журналистские расследования? Все-таки люди ведь еще копают правду. Так что, она вообще никому не нужна?
Невзоров Александр Глебович: Во-первых, она никому не нужна, во-вторых, сегодня, правда – это один из видов информационного товара на телевидении. Ведь вся журналистика – это просто торговля информационным товаром и бывает информационный товар разной степени свежести, залежалости, просто не надо поэтизировать эту профессию, не надо говорить об общественном служении. Общественным служением занимаются писатели, поэты, люди, которые не могут быть ангажированы или подкуплены в своем творчестве, просто в силу того, что их творчество не допустит подкупленности или ангажированности. Можно было сколько угодно платить Тургеневу, чтобы он перестал писать, но он бы все равно писал и писал, так, как он считает нужным, потому что это была его природа. С журналистикой все несколько иначе.
Ника: Михаил Александрович, вы чью точку зрения поддерживаете? Согласитесь, что часто бывают материалы серьезные и никому нет дела, ни прокуратуре, никому.
Федотов Михаил Александрович: Ну, наконец-то. А то я думал, что у вас такой внутренний междусобойчик. Питерский. Я понимаю, что питерским везде у нас дорога, но не до такой же степени! Дорогие мои, у меня есть совершенно особое мнение по данному вопросу. Во-первых, я не согласен с вами, Ника, по поводу тех публикаций, которые были в советское время. Действительно, если директор завода видел в газете статью о том, что он ворюга, он начинал не просто переживать, он начинал готовиться к тому, что он сядет в тюрьму. Но, эта статья в газете появлялась только после того, как эта статья сначала обсуждалась либо в горкоме партии, либо в обкоме партии, либо в ЦК партии.
Ника: Давайте возьмем не директора завода, а какого-нибудь завхоза.
Невзоров Александр Глебович: А неважно, в газете никогда ничего без согласования не было.
Ника: Господа, вы так говорите, как будто я не работала в советские времена! Я же помню это!
Федотов Михаил Александрович: Совершенно правильно. Но существовал такой орган. Назывался Главлит. Главное управление по делам печати при Совете министров СССР. У него были органы на местах. У него в каждом издательстве сидит представитель Главлита. Это была цензура и без его штампа ни одна газета не могла выйти в свет.
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
 
А этот штамп он ставил только тогда, когда любой материал был согласован. Если это был материал про ворюгу-продавца в магазине – никаких проблем. Но, если это поднималось до определенного уровня, то все.
Ника: Хорошо. Давайте тогда поговорим о том, что происходит сегодня. Сегодня такого вообще нет. Начинаешь жалеть, что нет Главлита или еще чего-то. Зачем писать правду, если она никому не нужна?
Федотов Михаил Александрович: Это совершенно не так. Давайте исходить из того, что далеко не всегда пишут правду. И правду пишут далеко не всегда потому, что хотят сказать правду, а потому, что хотят на этом заработать. Это так называемая «джинса» или проплаченная журналистика. Такая вещь существует. Как говорит наш председатель Союза журналистов Всеволод Богданов: «Наш журналист и деньги возьмет, и правду напишет». На мой взгляд, это очень плохая позиция. Нравственный журналист, профессиональный журналист, он деньги получает только в кассе своей редакции. Это его работа. Это нормально. Во всем мире это нормально. А у нас нормально совершенно другое, у нас нормально брать деньги у человека, о котором ты пишешь хорошо или у человека, для которого ты пишешь о другом человеке плохо. Во всем мире это запрещено. В Великобритании есть специальная организация, называется Комиссия по жалобам на прессу и в кодексе правил этой комиссии есть и такая статья, которая называется «проплаченный журнализм». Их статистика показывает, что у них тоже есть проплаченный журнализм и жалобы на эту тему составляют три процента в год, а у нас такие жалобы, если бы их писали все, кто сталкивается с проплаченным журнализмом, составили бы, наверное, 80% в год.
Ника: Вы сопредседатель общественной коллегии как раз по жалобам на прессу. На что люди жалуются?
Федотов Михаил Александрович: Жалуются пока только те, кто знает о существовании этой коллегии, а пожаловаться может каждый. Пока жалуются люди, занимающие достаточно высокое положение. Например, у нас была жалоба от Федерации независимых профсоюзов России на газету «Коммерсантъ» и телекомпанию РенТВ, у нас была жалоба одной из политических партий на целый ряд телекомпаний и Интернет СМИ, у нас была жалоба Совета судей одной из наших республик на газету «Известия» и т.д. То есть, в основном, эти жалобы связаны с тем, что публикуется не проверенная, не достоверная информация, информация оскорбительного характера.
Ника: Скажите, как вы относитесь к тому, что есть расслоение среди СМИ на желтые и политические, но растет количество людей, говорящих: «Я вообще не читаю газет, я вообще не смотрю новости».
Для вас я admin, а в остальном интернете я horses

PokoevSV
Читают тему (гостей: 1)

Nevzorov

Haute Ecole
Рейтинг@Mail.ru
Если у вас есть вопросы, предложения или замечания по работе сайта, пишите администратору admin@horseplanet.ru
Copyright © 2004 - 2017 PokoevSV
При использовании информации с нашего сайта ссылка на него обязательна.